Милосердие

В Смоленске

Православный портал о благотворительности

и социальной деятельности Смоленской Епархии

Новости

Как смоленский журналист накануне визита Святейшего Патриарха искал в центре города бесовщину и что из этого вышло

23 августа 2013 г.

 

Как обычно, перед визитом Святейшего Патриарха смоленские умы, прозревая, что придется напрячься и обратиться к духовности, приходят в возбуждение. Событие как-никак нерядовое, по которому желательно было бы высказаться. Попытки получаются иногда удачные, иногда и не очень.

Вот, например, решил высказаться в своем блоге Дмитрий Раичев. Шел он как-то по городу и увидел неустройство – две скульптуры, замотанные полиэтиленом. Казалось бы, велика ли вещь по сравнению с мировой революцией? Однако нет. Ум смоленского журналиста, а заодно и блогера, пришел в возбуждение и нарисовал затем множество мыслей необыкновенных, которые он и поспешил выставить на обозрение всем желающим.

Надо отметить, что в целом настроение у Дмитрия Раичева в тот момент было не очень. Мы не можем знать, какими причинами это было вызвано. Не понравились ему растущие во дворе мальвы – назвал их «гадкими мальвами». Не понравились стоящие рядом машины – назвал их «корытами». Что и говорить, с каждым бывает. Но тут смоленский журналист и блогер узнал, что, оказывается, принесение статуй вызвано приближающимся визитом Святейшего Патриарха! С еще большим удивлением узнал он, что помимо всего прочего Патриарх будет освящать в центре города новый выставочный центр имени Тенишевых.

Чтобы не занимать читателя слишком долго, выразим кратко суть претензий Дмитрия Раичева к действительности. Тенишевы дружили с Рерихами и не были «в теплых отношениях» с Церковью. Это первое. Выставочный центр, открываемый Патриархом, будет делом не богоугодным, а явно бесовским, и поэтому открывать его должен был вице-премьер Дмитрий Козак. Это второе.

Не буду скрывать недоумения по поводу изгиба второй мысли. Вроде бы Дмитрий Козак никак не зарекомендовал себя таким образом, чтобы именно ему открывать «бесовские», как выразился Раичев, учреждения. Или всю исполнительную власть на Руси, по исконной либеральной традиции, автор приписывает к адским силам? Здесь большая недосказанность.

Но потом главное, а с чего автор внезапно решил, что выставочный центр – дело небогоугодное? В его воображении нарисовалась картина, как выставочный центр сдается под свадьбы, пьянки и гулянки, но в других регионах, если посмотреть наугад по поиску, увидим в выставочных центрах стандартный набор коммерческих выставок, весьма полезных и бизнесу, и рядовым гражданам – выставки посвященные тем или иным разделам хозяйственной деятельности, здоровью, потребительским услугам, разнообразные мероприятия культурной тематики… Все окупаемо и коммерчески состоятельно. Что же сразу-то выставки подобного рода в бесовщину записывать? И почему, если в других регионах это работает, то у нас должно обязательно пойти иначе?

Итак, ничего бесовского в предполагаемой деятельности выставочного центра нет, и он вполне может быть открыт и даже освящен Святейшим Патриархом.

То же самое и с первым вопросом. Тенишевы всю жизнь были в лоне Православной Церкви и умерли в мире с ней, принимали христианские таинства и были отпеты по православному обряду. Их деятельность, несомненно, была культурно-просветительской – спорить с этим будет только ненормальный. Святейший Патриарх, будучи на смоленской кафедре, многократно подчеркивал большое значение деятельности семьи Тенишевых для Смоленщины и неизменно отзывался о них с огромным уважением. Что еще в данном случае нужно, чтобы как раз настаивать на том, чтобы новый выставочный центр получил Патриаршее благословение? Разве не учит это нас всех быть терпимее друг к другу, и не разделять, а наоборот, объединять свои усилия на благо общей цели?

Итак, выставочный центр дело не бесовское, освящать его можно, и даже нужно, поскольку это великолепный пример сотрудничества различных общественных сил, духовных и светских. Может быть, поэтому такая идея кого-то и не устраивает?

Много и другого интересного написал в своем блоге Дмитрий Раичев. Кроме мальв и машин сотрудников культуры не люб ему Вознесенский женский монастырь. Он, правда, его «дрянным» не называет, но сурово упрекает за колокольный трезвон, устроенный аж в 2009 году. Что и говорить, есть вещи, забыть которые невозможно! Но все это мелкие детали, подробно разбирать которые нет смысла, поскольку стиль мышления автора и то, каким образом он в угоду своему настроению препарирует действительность, уже вполне выяснились.

Вот только жаль, что простые читатели, незнакомые с подробностями раичевской логики, могут принять его построения за правду. Таковым нечего посоветовать, кроме как бессмертного булгаковского – «не читайте за завтраком советских газет». И «живых журналов» тоже.

Владислав БЛАГОВЕСТОВ,

православный журналист